Новейшая история Казахстана: приватизация

При проведении приватизации необходимо было учитывать следую­щее: в государственной собственности к началу экономических реформ находилось 80% основных фондов, которые предполагалось снизить на 30-40%; приватизация осуществлялась в условиях экономического дисбаланса; происходило усиление инфляции, соответственно, население не было способно участвовать в покупке средств производства; преоблада­ла сырьевая и добывающая промышленность; и другие факторы.
Историческая справка

В странах СНГ мало кто профессионально разбирался в проблемах приватизации. В результате концепции приватизации были разработаны в кратчайшие сроки, без обсуждения общественностью и специалистами, без учета зарубежного опыта. Хотя положительных примеров успешно­го осуществления приватизации в истории западных стран было немало. По общему мнению экономистов, классическим примером является при­ватизация в Великобритании, где на приватизацию одного крупного пред­приятия уходило в среднем б лет. Английские экономисты рассматривали приватизацию как целый пакет реформ, в котором смена собственности является завершающим этапом преобразований. При проведении привати­зации на Западе руководствовались целями привлечения средств для мо­дернизации предприятий и производства в целом, повышения эффектив­ности их управления.
Историческая справка

Развивался феномен «челноков». Характерной чертой «челноков», как коммерческих мигрантов, было то, что их деятельность носила «нефор­мальный» характер; как правило, они занимались торговым бизнесом без официальной регистрации в государственных органах. Купля-продажа то­варов, закупленных «челноками» в других городах или странах, была един­ственным источником их прибыли. Стратегия их действий определялась ими самостоятельно. «Челноки» могли нанимать себе в помощь работ­ников, привлекать на безвозмездной (ши платной) основе родственников, ши же реализовывали товар сами. Например, в 1990-х годах в Алматы десятки тысяч человек были вовлечены в коммерческие (челночные) поездки в страны ближнего и дальнего зарубежья, в основном в Россию, Турцию, Китай и Киргизию.

После финансового кризиса в России 1998 года и удо­рожания транспортных расходов, челноки стали больше кооперироваться для осуществления закупок. Таким образом, тысячи людей в 1990-х годах оказываются вовлеченными в челночный бизнес опосредованно. При всех сложностях и издержках челночного бизнеса, он положительно влиял на жизнь людей и их семей, повышая материальный стандарт жизни, улуч­шая ее качество, обогащая жизненный опыт, отчасти помогая разрешить проблему безработицы в стране. Как видно, принятие конституции значительно изменило образ жизни многих людей.

Первые торговые ряды, палатки, магазины возникли сразу же после на­чала рыночных реформ. Расцвет этого вида деятельности приходился на 1992-1998 годы.
Историческая справка
ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ВОЙНА в Казахстане

Такой вопрос невольно возникает, когда вникаешь в нынешнее положе­ние одного из самых доходных в республике предприятий — акционерного общества «Жезказганцветмет». В ноябре прошлого года его убытки со­ставили 4, в декабре 12 млн тенге, в январе будут еще больше. А ведь еще несколько месяцев назад предприятие ежедневно давало миллиарды при­были. Причина резкого спада в том, что предприятие больше простаивает, чем работает. Вот как объясняет ситуацию президент акционерного общества Тамерлан Урумов:

— Энергопотребление предприятия вместе с нуждами бытового сек­тора Жезказгана и Сатпаева составляет 360 мегаватт. Энергетики при­несли нам договор на 220, что ниже даже аварийной брони, позволяющей поддерживать работоспособность остановленного предприятия. Но и за эти 220 мегаватт нужно платить огромную сумму. А за счет чего, если не будет выпускаться продукция? Как только в системе «Карагандаэнерго» не хватает электроэнергии, так энергетики отключают наши медепла­вильные печи, шахты, обогатительные фабрики.

В четвертом квартале из-за ограничений по электроэнергии мы недо­дали 20 тысяч тонн меди, то есть потеряли более $30 млн. А наши поте­ри — это и потери бюджета, отсутствие зарплаты не только у горняков и металлургов, но также у врачей и учителей.

В тот день, когда мы разговаривали с Урумовым, в нашей газете было опубликовано сообщение о крупной аварии на Экибастузской ГРЭС-1. Вспом­нилась поговорка: где тонко, там и рвется. В тот же день резко ухудшилась работа Жезказганской ТЭЦ, и комбинат оказался без пара. А без него элек­тролиз либо вообще не идет, либо в результате медь получается бракован­ной. Такую продукцию даже на внутреннем рынке вряд ли продашь… к Тамерлан Урумов считает, что энергетики ставят предприятие, за счет которого живет целый регион и которое дает республике много ва­люты, на колени. Какова же цена рапортов о подготовке к зиме? И есть ли какая-то власть, которая заставит работать нормально? Ведь и население Мёрзнет На подготовку к зиме Жезказганской ТЭЦ «Жезказганцветмет» не жалело средств, а отдачи нет. Энергетики исправно получают деньги от заинтересованных дольщиков на развитие мощностей, но они на Жезказган­ской ТЭЦ сокращаются Списываются котлы и турбины, а новых взамен не появляется. ТЭЦ становится ненадежной: то там пожар, то кровля упала. Теперь электроэнергия упала. Перекачивается из России, за которую нужно платить валютой, а главное валютное предприятие стоит. Чем платить?

Постигла «Жезказганцветмет» и своя, внутренняя беда: в середине де­кабря одну из крупнейших шахт по добыче руды затопило водой. Случилось такое впервые за всю историю предприятия. Во время буровзрывных ра­бот на восходящем штреке глубоко под землей из ранее выработанного пространства хлынула огромная масса воды. Бог спас от человеческих жертв, но не от огромных убытков. С тех пор ствол шахты не работает. Причина — халатность самих горняков, которые перед взрывом должны были пробурить так называемую опережающую скважину и спустить воду, но «забыли» это сделать. В. результате ствол шахты на высоту 70 метров забит рудой и илом. Приходится извлекать руду через другие стволы, а это потери времени, лишние хлопоты.

— Мы предоставлены сами себе, — говорит вице-президент «Жезказган- цветмета» Марат Жаркенов. — Обращения в Министерства, Правитель­ство по вопросам электроснабжения остаются без ответа, а энергетики- монополисты диктуют свою волю: кого хотят, того и подключают, даже не предупреждая заранее. Мало того, что в тысячу раз подняли тарифы, и еще и ухудшают снабжение электричеством и паром. Жезказганская ТЭЦ подает пар под давлением до полутора атмосфер, а по техноло­гии надо в три раза больше. О проектных параметрах уже и говорить не приходится. Мы выставили энергетикам претензии на 67 млн тенге, но реакции никакой. Душит нас и тройной оброк: таможенный тариф, налог на добавленную стоимость, налог на прибыль…

Из-за ограничений в электроснабжении в Жезказганской области еле теплится работа всей промышленности. В результате только задолженность по зарплате составила 60 млн тенге. Едва ли помогут новая цена на медь и снижение таможенного тарифа. Это лишь как-то компенсирует понесенные убытки, но о весомой прибыли говорить уже не приходится. Есть лишь надежда на ближайший пуск завода медной катанки, цена ко­торой будет на $ 500-600 выше.

Но и расходы растут особенно в капитальном строительстве, без ко­торого предприятие просто не выживет. Надежду возлагают на инос­транные кредиты, которые сейчас оформляются на сумму до $ 300 млн. За счет них планируется модернизировать производство и строить остро необходимые объекты социальной сферы. Так что с колен предприятие подняться может, но бюджет-то за счет кредитов не наполнить, зар­плату не выдать…

А ведь «Жезказганцветмет» уже наладил было нормальные связи с предприятиями России, Украины, Узбекистана, нашел даже сбыт сер­ной кислоты, купив свои железнодорожные цистерны. Единственным нерешенным вопросом остается энергоснабжение. Если в Казахстане такая нехватка электроэнергии, то всякий дефицит нужно разумно рас­пределять, тем более что вся энергия в руках одного ведомства. В столь тяжелое время следует определить таких потребителей, которых мож­но отключать с наименьшими потерями для республики. Конечно, нельзя отключать жилые дома и детсады, другие объекты жизнеобеспечения. А вот, например, без увеселительных заведений вполне потерпеть можно.

Сталеплавильным печам требуется 52 мегаватта. В масштабах Ка­захстана это капля в море, но при отключении и обратном включении печей они расширяются или сужаются на полметра, разрушаются и полностью выходят из строя. По технологии их положено останавливать лишь раз в четыре года на капитальный ремонт. Но рубильник от печей находится в руках «Карагандаэнерго», которое, в свою очередь, не может получить с «Жезказганцветмета» деньги за товар, нужный всем. А откуда деньги возьмутся, если меди нет? Отсюда начинается вся цепочка неплатежей.

О задолженности энергетикам можно спорить. Главный энергетик предприятия Т. Исмагулов говорит, что они дали Жезказганской ТЭЦ на­сосы, электромоторы, трубы, мазут. Все это покупали в России. Дали еще тысячу тонн меди для приобретения там же мазута, что почти равно всему долгу. А еще из-за отключения электроэнергии понесли убытки за последние три месяца в 87 млн. тенге. Кто кому должен в этой ситуа­ции? Чьи это грехи? Впрочем, процитирую самого генерального директора «Карагандаэнерго» Ж. Атинова.

0 голосов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *